rostovgazeta

222 подписчика

Свежие комментарии

  • Александр
    Неуважение сделали нормой жизни. Имущие просто куражатся. Вот бафон и оттягивается. А Греф у них навыки вырабатывает:...Вандалы разгромил...
  • ludmila Cernega
    И об этом нужно писать.......а где полиция, камеры видеонаблюдения.....!?Вандалы разгромил...
  • Виктор Бегеба
    воруйте эшелонами , Шурик , и вам ничего не будет !Главе Семикаракор...

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Как сегодня живут на Дону герои самой жестокой войны человечества, разбирался корреспондент RostovGazeta.

В Ростовской области в 2021 году проживает 12,4 тыс. ветеранов Великой Отечественной войны. Из них 904 участника ВОВ, 219 инвалидов, свыше 10 тыс. человек — тружеников тыла и 1,2 тыс. несовершеннолетних узников концлагерей. В этом году 83 ветерана Дона перешагнули 100-летний рубеж. А трем ветеранам исполнилось 104 года. Накануне публикации стало известно, что один из них умер от коронавирусной инфекции.

Спалите дом — дадим жилье

Когда началась война Лилие Поповой было 9 лет. Она вспоминает, как в военные годы работала в колхозе, босая и голодная. Однако пообщаться с ней лично корреспонденту RostovGazeta не удалось. Ее дочь, Любовь Шарапова, рассказывает, что Лилия Никаноровна Попова — ветеран тыла и вдова участника Великой Отечественной войны, сегодня проживает в станице Мишкинская Аксайского района.

«Вспоминать военные годы мама не любит, расстраивается. После войны она познакомилась с отцом, Николаем Лукичом Поповым, который воевал в Сталинграде, а после победы был направлен на пять лет в районы Крайнего Севера на заготовку леса для восстановления страны. В Ростовскую область они переехали в конце 80-х, когда отец вышел на пенсию.

Купили маленький домик без удобств на улице Парижской Коммуны в станице Мишкинская. Со временем провели газ. Но обустроить туалет и ванную так и не смогли — не хватало здоровья и денег», - говорит Любовь Шарапова.

В 2000 году Николай Лукич умер.

«Когда Путин издал указ об улучшении жилищных условий ветеранам Великой Отечественной войны, мама очень обрадовалось. Потому что зимой в доме очень холодно. Да и возраст уже не тот, чтобы в туалет бегать на улицу. Но никакой помощи на улучшение жилищных условий от государства мы не добились. Я обращалась во всевозможные инстанции, рассказывала, как сложно пожилому человеку жить в доме без удобств, но работница сельсовета Татьяна Леонидовна порекомендовала: «Спалите дом, и когда вам жить будет негде — поставят на учет на улучшение жилищных условий», - сообщает Любовь Шарапова.

Она добавляет, что за годы правления Виталия Борзенко в Аксайском районе накопилось множество проблем. Простые люди не могли добиться ничего. Зато, несмотря на отсутствие станице света по ночам, питьевой воды и качественного медицинского оборудования в медучреждениях, возле Дома Культуры в Мишкинской был построен парк, на строительство которого освоено 11 млн. рублей.

Да и на великий День Победы 9 мая уже давно никто не приходит официально поздравить ветерана тыла Лилию Попову.

«Соцработники передают маме через соседей маленький подарок. Но ветеранам сегодня подарки не столь важны, им хочется уважения и внимания», - констатирует Любовь Шарапова.

Впервые на «России»

Ветерану войны, несовершеннолетней узнице лагерей Клавдии Константиновне Мирошниковой в этом году исполнилось 92 года. В личной беседе с корреспондентом RostovGazeta она призналась, что военные годы не забудет никогда.

«Немцы сильно издевались над русскими людьми. Я тогда жила на Кубани. А после взятия Сталинграда, на Кубани образовался котел. Гитлер заставил Манштейна вывести оттуда торпеды и все вооружение для того, чтобы поскорее захватить Баку — немцам нужна была нефть для войны. Нас, как живой щит, сажали на торпеды и вывозили в Крым. Эти катера бомбили и днем и ночью. Наши самолеты «Ночные ведьмы» летали бесшумно. В наш катер попал снаряд, я стала тонуть, но почувствовала, как меня схватили и вытащили на берег. А там уже было оцепление фашистов, - вспоминает Клавдия Мирошникова. - Меня отвезли в один пленный лагерь, сестру — в другой. Сперва я была в лагере Керчи под горой Метридат. В нем нашим людям хорошо помогал один немецкий полицай. Он и спас меня, когда ночью, 8 км переводил из одного пленного лагеря в другой».

Мирошникова подчеркивает, что за время войны 4 раза была на волосок от смерти.

«Я видела фрау Эльзу со стеком в лакированных сапогах, когда фашисты распределяли русских по лагерям: трудоспособных в Крым, а нетрудоспособных — в страны - союзники. Они проверяли мышцы, заглядывали людям в зубы, пытаясь понять, может работать или нет. Так, после Крыма меня отдали румынам в Бессарабию», - добавляет ветеран.

В эти годы воевал и дошел до города Опель на Одре, отец Клавдии Мирошниковой, принимая участие в одной из крупнейших наступательных операций ВОВ - Висло-Одерской. В городе Опель и закончилась его служба.

«После того, как освободили русских в Бессарабии, отец нашел меня и сестру по нашим письмам. Приехал, и в декабре, на первом пароходе, который раньше принадлежал Антонеску [румынскому диктатору, который был на службе у Гитлера — прим.автора], но его отремонтировали и заменили название с Констанца на Россию, нас отправили по Черному морю до Новороссийска. Тогда тоже пришлось пережить не мало, - рассказывает Мирошникова. - Море, а особенно побережье, было запружено минами. Они магнитные, сразу липли к металлу. Мы в любой момент могли оказаться на дне. Но все-таки домой мы попали».

Промежуточный директор

Пережив послевоенную голодовку 1946-1947-х годов, Клавдия Мирошникова, как и все молодые комсомольцы, отправилась осваивать Сибирь.

«Надо же было кормить мужчин, которые перекрывали реки и строили гидростанции, - уверенна она. - Потом поступила в Тимирязевскую академию, жила в Москве. А в Ростов приехала в 1960 году, и единственным местом, в котором я работала стал Ростовский зоопарк. Вся моя жизнь прошла в сохранении и спасении братьев наших меньших. Это была очень интересная работа».

В Ростовском зоопарке ученый-зоотехник Клавдия Мирошникова отработала 52 года. Она получила 4 награды, из которых 3 - серебряные медали от ВДНХ. Памятный знак за охрану природы России, которым наградили в Москве. Мирошникова работала на разных должностях. Но самой любопытной она и сегодня считает должность «промежуточного директора».

«Когда увольняли одного директора зоопарка, а другого быстро найти не могли, меня назначали «промежуточным директором». А на постоянку брать не хотели, хотя все для этого соответствовало — и знания, и желания, и возможности. Разве что членом партии не была, потому что из комсомола выбыла по возрасту, а когда хотела вступить — не приняли. Правда, директор зоопарка Епифановский как-то признался, что не приняли меня в комсомол потому что я слишком прямая. Что вижу, то и говорю, что говорю, то и требую. А надо быть как «лень по дну», что заставят, то и делать», - говорит Клавдия Мирошникова.

Тем не менее, любимому делу, она отдавалась полностью. Именно Мирошникова стала инициатором появления «Музея истории зоопарка», для которого она на протяжении 46-и лет кропотливо, по крупицам собирала информацию.

«Музей работал 24 года. Но в 2012 году его помещение понадобилось жене экс-мэра Чернышева, с которым я была знакома еще с Октябрьского райкома партии. Отобрали помещение музея решением правительства Ростова. У меня тогда была путевка в Таганрогский профилакторий. Когда я вернулась из Таганрога, увидела, как мои экспонаты складывают в черные мусорные мешки. Половину увезли в Новочеркасск, половину - в Таганрог. Музей разорили за три дня», - сокрушается Клавдия Мирошникова.

Увидев, как обращаются с экспонатами, как швыряют экспозиционные шкафы, у бывшей узницы лагерей случился инсульт.

По турецкой методике

«Меня по скорой повезли в ЦГБ. Но почему-то госпитализировали в инфекционное отделение, - недоумевает Мирошникова. - Только представьте, я, с инсультом лежала 21 день с инфекционными больными. И каждый день у меня в кишках пытались найти какую-то инфекцию. Так и не нашли. А перед выпиской заведующая отделения призналась, что не знает, какой диагноз писать. Потом придумала, написала — обострение бронхита».

В 2019 году Мирошникова снова перенесла инсульт. Но, как она считает, выкарабкаться в этот раз ей помогли высшие силы.

«Я приехала к сестре, в Ставропольский край. Ей тогда исполнилось 90 лет, она лежала в военном госпитале Пятигорска. Я сильно переволновалась, да и за прошедшие годы накопились переживания, у меня случился инсульт, - вспоминает Мирошникова. - Меня госпитализировали в село Незлобное, где специально для лечения по турецкой технологии пациентов с инсультом было создано отделение неврологии».

Там она узнала, что у инсульта бывает 24 разновидности, каждая из которых, согласно турецкой технологии, нуждается в индивидуальном лечении. Именно поэтому там для каждого пациента предусмотрен персональный врач, к каждому пациенту — индивидуальный подход.

Для сравнения, столкнувшаяся еще до пандемии с лечением инсульта у свекрови в ЦГБ ростовчанка рассказывает, что в палате неврологического отделения ЦГБ лечилось 6 человек. Их всех осматривал один врач.

«Все лежачие, не могли ни шевелиться, ни передвигаться. Родным сразу сообщили, что за пациентами некому ухаживать. А для того, чтобы в течение дня хотя бы поменяли памперсы, нянечкам надо было ежедневно оплачивать по 300 рублей. Да и то, они даже и за деньги, забывали про пациентов», - сообщает ростовчанка Марина.

Чему радоваться ветеранам?

Казалось бы, война давно закончена. Меры государственной поддержки ветеранов ВОВ реализуются по всем направлениями. Но почему тогда они не рады?

«А чему радоваться? Когда мы могли получать бесплатные лекарства — их не было. Когда я могла поехать в санаторий подлечиться — мне не давали путевку. Шесть лет назад я просила, но мне сказали, что нашему району не выдали. А в результате поехали лечиться ближние люди чиновников. Да и в Вешинскую я сколько раз просила — не давали. Оказалось, туда тоже путевки только для своих. А мы, узники, обойдемся. В этом году мне предложили поехать в профилакторий Таганрога. Но я сказала, что опоздали. Теперь, в силу возраста, я не могу сама ездить далеко», - отмечает Клавдия Мирошникова.

Она добавляет, что некоторые узники, которые были в лагерях Германии, успели получить квартиры.

«А мне сказали, что придет комиссия, посмотрит условия жизни, и может чем-то помогут. Но никто ничем не помог. Жилищные условия мне не улучшили. А зачем оно мне теперь? - огорчается Мирошникова. - Я хотела бы сделать малейший ремонт. Тараканы атакуют. Сижу дома, никуда не выхожу, а вытяжка на кухне никуда не годится. После двух возгораний ее надо хотя бы почистить, но не справлюсь. А поменять возможности нет».

По ее словам, и дом на Волкова, где она проживает, лишен даже возможности для того, чтобы подышать свежим воздухом на лавочке.

«Вечером весь двор заполоняют машины, развернуться негде. Малый бизнес с торговлей, ларьками, очень плотно влез в нашу жизнь. Из-за этого наш дом уже третий раз меняет жильцов. Никто не хочет здесь жить. А все мои годы ушли на охрану природы. И сейчас, видя, что чистят реку Темерник, у меня болит душа. Планируют сделать велосипедные дорожки, благоустроить «первую милю», но для мили отнимут же кусок у зоопарка. А это - беспокойство заповедной территории, убийственно для зоопарка. Разве для этого я 52 года оберегала его?», - переживает Клавдия Мирошникова.

Никто не забыт

Мирошникова признается, что, несмотря на почтенный возраст, сильно скучает по встречам с ветеранами. Она вспоминает, что каждый год 11 апреля традиционно приходит на встречи узников войны, к публичной библиотеке в Ростове - возложить цветы у памятника. Приходила и в этом году. Но из узников было только три человека, которые с трудом смогли прийти.

«Если бы в ближайшей школе № 65 организовали бы ко Дню Победы встречу с ветеранами, я бы с удовольствием пришла. Но никто уже не приглашает. Раньше нас сплачивала очень ответственная Ольга Степановна Бондаренко, но она умерла. И теперь Совет Ветеранов не работает совсем», - отмечает Мирошникова.

Учителя нескольких ростовских школ рассказали, что из-за коронавируса, в 2020 и 2021 году было принято решение не рисковать здоровьем ветеранов, не проводить встречи в школах.

«Низкий поклон государству за то, что ветераны получают неплохую пенсию. Но на 9 мая, на самый главный в их жизни праздник, им присылают поздравительную открытку. Раньше им выдавали минимальные продуктовые наборы. Вкусную колбаску, банку кофе, конфеты. Это было трогательно и приятно. А в прошлом году многие и поздравительные открытки не получили, - сообщает депутат Гордумы от КПРФ Наталья Оськина. - Вопрос поздравления ветеранов передан в администрации районов Ростова. В одних районах города за этим строго следят. Но в большинстве случаев, поздравление переживших войну лежит на плечах волонтерских отрядов».

Депутат добавляет, что, выйдя из круга активного общения, ветераны сегодня оказались забытыми. Им не хватает общения, кружков.

«Мне понравился опыт Волгограда и Кемеровской области, где собирают людей пожилого возраста. Они совместно читают, проводят диспуты за чаепитием, посещают детей-инвалидов и детей-сирот. А лучше, чем отдача от общения между одинокими, забытыми людьми и детками-сиротами, ничего не может быть. Но такие социальные проекты, к сожалению, провальные в нашем городе», - резюмирует Оськина.

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

Со слезами на глазах: в каких условиях ветераны Ростовской области встретят 9 мая

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх